Интервью Степана Демуры для Malina.am от 31 октября 2016 года

— Ваш мастер-класс, с которым вы приехали в Екатеринбург, называется «Жёсткий экономический обзор без купюр и прогнозы по рынку». Почему жёсткий?

— Я обычно говорю о своём видении ситуации, а оно сильно отличается от официальной точки зрения и сводится к тому, что никакого медленного роста и никакой стагнации в нашей экономике не будет. Будет жёсткое падение, которое будет только ускоряться.

Но я рассказываю об этом юмористически, не жёстко, а весело, потому что о таких вещах серьёзно говорить нельзя, иначе у людей начинается депрессия. Я стараюсь объяснять просто, без заумных слов и выражений.

— Вы ездите по стране и выступаете перед аудиторией, каждый раз тратя время и силы. Почему вы не пошли по пути продажи онлайн-вебинаров или записей?

— Во-первых, это социальная нагрузка. Бизнес же должен быть социально ответственным (улыбается).

Во-вторых, мне интересно смотреть в глаза живых людей и видеть, что и как они думают, какие вопросы задают. Я сам их о чём-нибудь спрашиваю, иногда подтруниваю над ними.

— Чем отличается публика ваших мастер-классов в столицах и регионах?

— На мой взгляд, чем дальше от Москвы, тем адекватнее восприятие действительности и происходящего в стране.

А проблемы и вопросы у людей везде одни и те же, просто они по-разному формулируют.

— Одной из тем ваших мастер-классов являются геополитические риски. Возможно ли вообще в российской действительности давать сколько-нибудь реалистичные долгосрочные прогнозы?

— Геополитические эксперты, которые рассказывают нам, что будет, если на выборах в США победит Трамп или Хиллари Клинтон, — клоуны. Если кто-то реально это знает, он не скажет.

На мой взгляд, в геополитике всё достаточно просто. Есть сильные страны, есть слабые страны, есть мировой порядок. Если слабые страны нарушают мировой порядок, их наказывают.

Если вы смотрите федеральные каналы, а там вчера турки — злейшие враги, сегодня — лучшие друзья, то очень тяжело разобраться, согласен. Я просто фильтрую шум.

— Прогнозы разных финансовых аналитиков зачастую сильно расходятся, а иногда бывают прямо противоположны. В вашей профессии неправильный прогноз не означает провал?

— Есть очень актуальная шутка: «В чём состоит основная работа экономиста или финансового аналитика? В том, чтобы объяснить, почему прогноз не сбылся». И вторая шутка: «В лифте едут трейдер и финансовый аналитик. Трейдер спрашивает: «Ну сейчас-то ты мне скажешь, вверх или вниз?».

Кто-то посчитал, что у меня 75-80% правильных прогнозов. Это высокий показатель. Делать среднесрочные прогнозы вообще очень легко. Поскольку я работаю, основываясь на циклическом анализе и теории Эллиотта, в среднесрочном горизонте — полтора-два года — мои прогнозы практически всегда сбываются. Процент правильных краткосрочных прогнозов, на три-четыре месяца, значительно ниже, потому что на рынке возможны вариации.

— Вы стали широко известны, когда правильно предсказали мировой кризис 2008 года. Считаете ли вы это закономерным результатом своего упорного труда или счастливой случайностью?

— Другого прогноза на тот момент быть не могло — с точки зрения и волнового, и циклического анализа должно было быть мощнейшее падение. Другие аналитики в основном пользуются фундаментальным анализом. Есть такая смешная штучка: объяснять рынок всякими новостями, а к циклическому анализу и к теории Эллиотта относиться свысока.

Ещё есть такое правило, что в экстремальных точках 90% на рынке всегда неправы. В 2008-м большинство считало, что тренд на рост будет продолжаться вечно. Но когда абсолютное большинство в чём-то уверено, значит, оно неправо.

— Вы популярны в том числе и потому, что работаете в масс-медиа. Это осознанный выбор, чтобы повысить свою узнаваемость и больше продавать билетов на мастер-классы?

— Когда мне предложили прийти на РБК, мне стало интересно, как всё это работает изнутри, получится у меня или нет. Выступать без записи перед огромной аудиторией — это опыт, этому нужно учиться, не у всех это получается. У меня получилось.

Так сложилось, что мои прогнозы стали сбываться, и мой стиль поведения почему-то стал импонировать людям. Когда вам из телевизора говорят одно, а в реальной жизни вы видите прямо противоположное, у вас начинает складываться впечатление, что вы неадекватный или умственно отсталый. А потом вдруг в телевизоре появляется голова, которая говорит: «Нет-нет-нет. С вами всё нормально. Это вот у них проблемы». И люди к этому человеку проникаются, как к любимому психотерапевту.

Многие мои коллеги полностью зависят от своего работодателя, поэтому они должны соблюдать линию партии. То есть в основном врать. Мой работодатель, грубо говоря, мой собственный пенсионный фонд. Поэтому я могу говорить людям то, что считаю нужным.

— Мы не можем не задать вопрос про ближайшую судьбу рубля.

— Мой стандартный ответ: у рубля нет дна. У рубля-доллара, я думаю, ещё будет время относительной стабильности — месяц или квартал. Может быть, он сходит на 61, может, на 56-57. А потом начнётся мощное, как мы видели в 2014 году, ослабление рубля. Откаты будут уже не такими огромными, как тогда, по 40 рублей, но по 20-30. Основной тренд будет на ослабление рубля.

Добавить комментарий